Интерьер букингемского дворца фото

2094

Интерьер букингемского дворца фото

Интерьер букингемского дворца фото



Букингемский дворец - один из немногих действующих королевских дворцов.
Всего у королевы три официальные резиденции: Букингемский дворец Buckingham Palace; Виндзорский замок Windsor Castle; Холирудский дворец Palace of Holyroodhouse. Церемониальной королевской резиденцией является Сент-Джеймсский дворец St. James’s Palace и послы формально аккредитованы при Сент-Джеймсском дворце.

Английский документальный фильм BBC о дворце:


В фильме рассказывается, что рядом с дворцом протекает ручей Tyburn, полностью заключенным в трубу. Ручей впадает в Темзу.


Карта подземных рек Лондона.

Во дворце королева исполняет свои официальные и церемониальные обязанности в качестве главы государства Соединенного Королевства и главы Содружества. Елизавета II проводит рабочую неделю в Букингемском дворце, обычно выезжая в Виндзорский замок на выходные. Взглянув на центральный флагшток, можно сразу определить, находится ли Её Величество в своей резиденции: если королева в резиденции, на флагштоке развевается королевский штандарт. Если же Её Величество в отъезде – на флагштоке государственный флаг Соединенного Королевства. По особо торжественным случаям, если позволяет погода, поднимается штандарт бо'льшего размера.


Королевы во дворце нет.


Королева во дворце, погода хорошая.

Рождество и январь Её Величество проводит в Сандринхеме - своем личном поместье в Норфолке, август и сентябрь - в поместье Балморал в горах на севере Шотландии. Во время летнего перерыва в официальной программе королевы в парадные залы дворца, где все остальное время проходят официальные приемы и торжественные церемонии, доспускается широкая публика.
Будучи конституционным монархом, королева действует сообразно с советами своих министров. Тем не менее правительство, судебная система и вооруженные силы действуют от имени королевы, а монарх является главным символом единства нации.
Обязанности королевы включают торжественное открытие парламента, парад в день рождения королевы, известный также под названием «вынос знамени», День ордена Подвязки в Виндзорском замке и государственные визиты за рубеж. Королева, герцог Эдинбургский и другие члены королевской семьи проводят несколько тысяч встреч и визитов в Соединенном Королевстве, выступая в качестве патронов многочисленных благотворительных организаций и привлекая внимание к разного рода начинаниям на местном, региональном и национальном уровне. Во дворце располагаются также офисы герцога Эдинбургского, герцога Йоркского, графа Уэссекского, принцессы-цесаревны и принцессы Александры.
Самым ярким из королевских мероприятий, проводимых во дворце, является торжественный банкет, обычно для 170 гостей, который дает королева в первый вечер государственного визита главы иностранного государства в Соединенное Королевство.

Во дворце работают более 800 человек. Кроме обычных для любой крупной организации, имеются должности, связанные исключительно с королевской службой, такие как ливрейные лакеи, пажи и хранители кладовых (ответственные за фарфор, стекло и серебро), а также редкие для наших дней должности, такие как кузнецы (ответственные за ковку каминных решеток), пайп-мажор (капельмейстер оркестра волынщиков) и часовщики, которые поддерживают более тысячи часов в рабочем состоянии.
Всего во дворце 19 парадных залов, 52 королевские и гостевые спальни, 188 спален для служащих, 92 офиса и 78 ванных комнат.
Длина фасада дворца 108 м, в поперечном направлении размер дворца составляет 120 м, высота дворца – 24 м.
Управляет королевским двором лорд-гофмейстер. Под его началом находятся руководители пяти департаментов:
– личный секретарь, который планирует программу королевы, выступает в роли связующего звена между королевой и правительством, а также занимается назначениями на должности, вопросами политики и конституции;
– контролер офиса лорда-гофмейстера, ответственный за церемониал;
– хранитель ассигнований на содержание монарха, следящий за королевскими финансами, содержанием собственности и персоналом;
– дворцовый эконом - пост, учрежденный еще в 1539 году, который отвечает за организацию официальных приемов, и
– директор королевского собрания, который отвечает за уход за произведениями искусства и их экспозицию, за управление мероприятиями, связанными с допуском широкой публики во дворец, Королевские конюшни и Галерею королевы.
Вся обстановка дворца, от столов и стульев во многочисленных кабинетах и до произведений искусства, выставленных в парадных апартаментах, образует часть королевского собрания, находящегося в монаршем владении на благо наследникам и нации. Доходы от открытия дворца для широкой публики поступают в фонд королевского собрания - Royal Collection Trust, цели которого - сохранить собрание, а также сделать его максимально доступным для широкой публики.

Во времена правления Якова I (1603-1625 гг.) на участке, где потом был построен Букингемскии дворец, была основана плантация тутовых деревьев для разведения шелковичных червей. Когда в 1628 году Карл I пожаловал этот сад лорду Астону, здесь уже стояло внушительное здание. Первые зафиксированные в документах строительные работы на этом участке проводились в 1633 году, когда лорд Горинг (1608-1657), купивший участок у сына Астона, построил «красивый дом, другие здания и службы, а в другой части разбил сад с фонтанами, террасный сад, внутренний двор и прачечную». На самом деле похоже, что он расширял более ранние постройки. К 1668 году здание стало домом Генри Беннета (1618-1685) - статс-секретаря Карла II и впоследствии графа Арлингтонского. В сентябре 1674 г. дом был полностью уничтожен пожаром, как записал Джон Эвелин, «в котором сильно пострадали драпировки, посуда, редкие картины и мебель». Дом Арлингтона был немедленно отстроен заново, проект был выполнен в стиле того времени.
В 1698 году дом был сдан в краткосрочную аренду Джону Шеффилду (1648-1721), 3-му графу Малгрейву и маркизу Норманби, которому в 1703 году был пожалован титул герцога Букингемского. Год спустя Шеффилд, посчитав, что у дома чрезвычайно устаревший вид, полностью стер его с лица земли. Новый дом, построенный герцогом Букингемским, стоял на том самом месте, где сейчас стоит Букингемский дворец, а его основная планировка и расположение внешнего двора определили все последующие переустройства.


Гравер Sutton Nicholls, 1731 г.

Этот дом был задуман на гораздо более широкую ногу, чем его архитектурные предшественники, и ему предстояло стать образцом для подражания, в особенности для архитекторов начала восемнадцатого века при постройке загородных домов. Первые проекты были, вероятно, подготовлены Уильямом Тэлменом (1650-1719) - контролером работ Вильгельма III и архитектором интерьеров новых королевских парадных апартаментов в Хэмптон-Корте. Похоже, что Тэлмен и Шеффилд не сошлись во мнениях и, как позже сказал сэр Джон Вэнбрю, этим домом «управлял образованный и изобретательный капитан Уинн». Это был тот самый Уильям Уинн (скончался в 1722 г.), который в отличие от Тэлмена не занимал какой-либо официальной должности, но был ответственным за значительное количество крупных и значимых зданий на пороге восемнадцатого столетия.
Букингемский дворец строили лучшие из художников и ремесленники того времени. В своих притязаниях на постройку личного дворца герцог Букингемскии невольно посягнул на бывший королевский тутовый сад. Это не вызывало вопросов, пока в 1761 году Джон, 3-й граф Бьют, воспитатель и советник Георга III, не занялся покупкой дома для короля. К этому моменту Букингемский дворец находился в руках незаконнорожденного сына герцога – сэра Чарльза Шеффилда. Его вынудили продать дом королю за 28000 фунтов стерлингов. Между 1762 и 1776 годами дом был изменен как внутри, так и снаружи. Общая стоимость работ составила 73000 фунтов стерлингов. Работами руководил инспектор Министерства общественных работ Томас Уорсли по проекту королевского учителя архитектуры Уильяма Чамберса. В 1775 году в доме поселилась королева Шарлотта. С этого времени Букингем-Хаус стал известен просто как «Дом королевы».


Акварель William Westall, 1819 г.

Новый король Георг IV столкнулся с проблемой проведения больших приемов, аудиенций и заседаний Тайного совета. Его собственная лондонская резиденция - Карлтон-Хаус - больше не годилась для этих целей. Иностранные посетители и журналисты все чаще отмечали тот факт, что в растущей столице державы, обладающей величайшим могуществом в мире, нет достойного королевского дворца.
В мае 1825 года канцлер казначейства приказал архитектору Нэшу предоставить план расширения и модернизации Букинreм-Xayca на утверждение королю. План был полностью принят, а Парламенту был предложен билль о «ремонте и улучшении» Букингем-Хауса. Проект Нэша в сущности был планом расширения Букингем-Хауса. Строительство началось в 1825 году, но было прервано смертью Георга IV пять лет спустя и было завершено примерно в 1840 году - в первые годы царствования королевы Виктории. Изменения и дополнения к проекту значительно повысили стоимость работ, к тому времени, когда дворец стал пригодным для жилья, было израсходовано примерно 800 000 фунтов стерлингов.

Дворец Нэша стал шедевром, точно отражающим положение Британии в мире и предоставляющим достойное жилище монарху и двору. Воедино были собраны выдающийся проект в стиле французского неоклассицизма, качество материалов и отделки, лучшие художники и мастера для выполнения всех видов работ, а также то, что один из ранних критиков назвал «отпечатком нации», который можно найти в каждой детали.
Между двумя флигелями возвели Мраморную арку Marble Arch, как парадные ворота в Букингемский дворец. Джон Нэш за основу взял знаменитую триумфальную арку Константина в Риме. Арка построена из каррарского мрамора.


Главный фасад дворца Нэша, теперь выходит во внутренний квадратный двор.

При королеве Виктории архитектор Эдвард Блор получил указание подготовить планы нового крыла, чтобы обеспечить необходимое увеличение площади личных и служебных помещений. Новое крыло, ставшее фасадом, скрыло дворец Нэша от широкой публики, а Мраморную арку пришлось перенести в Гайд-парк.
Проект с самого начала был поставлен в жесткие финансовые рамки. Блору приказывали уполномоченные по делам лесов, которые сами назначили консультативную группу из других выдающихся архитекторов, включая Роберта Смирка и Чарльза Бэрри (спроектировавших Британский музей и здание парламента соответственно). Несмотря на эти меры предосторожности, было решено отделать новое крыло снаружи известняком из Кана в Нормандии, который импортировался в Англию в течение нескольких веков, но до сих пор использовался только для внутренних работ. Уже в 1866 году он начал сильно разрушаться в загрязненном воздухе Лондона, и на протяжении последних сорока лет девятнадцатого века дефекты приходилось скрывать, нанося краску слой за слоем.

Фасад дворца был трехэтажным, а центральный фронтиспис был украшен гигантскими коринфскими пилястрами и увенчан скульптурной группой «Четыре возраста человека», окруженной скульптурными группами «Святой Георгий, поражающий дракона» и «Британия», работы Джона Тернота (1795-1849). Самым значительным элементом проекта Блора стал центральный балкон, который был включен по предложению принца Альберта. Отсюда королева Виктория наблюдала уход своих войск на Крымскую войну и приветствовала их по возвращении.
Строительные работы 1847-1850 гг. были организованы на принципиально другой основе, нежели система во времена Нэша, по которой дворец строился двадцать лет назад. В то время каждый вопрос отделки каждого компонента здания обсуждался отдельно; на этот раз все работы были переданы в руки одного подрядчика, который, в свою очередь, отвечал за выдачу субконтрактов субподрядчикам, занимающимся конкретными заданиями. Решение этой задачи легло на плечи Томаса Кьюбитта (1788-1855), предприимчивого строителя и разработчика, ответственного за большинство фасадов викторианского Лондона в качестве подрядчика при строительстве усадеб Бедфорда и Гровенора.


Скульптурная группа "Геракл и кобылицы Диомеда" работы Уильяма Тида на западном фронтоне.

Планировка нового внешнего двора была поручена архитектору Децимусу Бертону (1800-1881) и ландшафтному дизайнеру Уильяму Эндрюсу Нэстфилду (1793-1881). Чугунная ограда была выполнена Генри Грисселом на чугунолитейном заводе Риджентс Кэнел. Новая ограда была установлена между скульптурными колоннами, вырезанными Джоном Томасом (1813-1862), - весьма плодовитым скульптором и архитектором. С обеих сторон центральные ворота Букингемского дворца были украшены колоссальными колоннами, увенчанными дельфинами и гирляндами из раковин, которые снаружи украшали королевские вензеля, и двумя дополнительными колоннами со львом и единорогом (щитодержатели на королевском гербе), а также рельефным изображением королевских регалий.

Томас изготовил двадцать шесть колонн поменьше, некоторые из которых должны были выступать в роли опор фонарей. Когда в 1913 году ограда внешнего двора была снова переделана, центральные колонны Томаса были перенесены в место, которое превратилось в Северные центральные ворота, а их точная копия (где вензель короля Эдуарда VII был заменен на вензель королевы Виктории) установлена в южной части.
В 1846 году был закончен королевский семейный павильон на побережье в Осборне, который предлагал гораздо большую степень уединения, чем королевский павильон в Брайтоне. Поэтому королева Виктория приняла решение продать брайтоновский павильон, продажа была окончательно закреплена актом парламента в 1850 году, а вырученные средства (53000 фунтов стерлингов) направлены на строительство нового крыла Букингемского дворца. Министерство общественных работ настаяло, чтобы вся обстановка из Брайтона, спроектированная Джоном Нэшем, была бы использована при отделке интерьера нового крыла. Несмотря на то, что этот пример «королевской утилизации» преследовал своей целью экономию, похоже, что в действительности он оказался гораздо дороже новой отделки. Общая стоимость нового крыла составила 95500 фунтов стерлингов.
Кроме строительства нового крыла были переделаны интерьеры парадных залов дворца. В 1852 году Пеннеторн закончил строительство бального зала в южной части дворца. Бальный зал был также предназначен для проведения музыкальных концертов. Рядом с бальным залом разместился банкетный зал. Для внешней отделки этих залов использовался батский камень, скульптуры были выполнены из коадского камня.
Принц Альберт серьезно занимался изучением искусства эпохи Итальянского Возрождения и во время путешествия по Италии в 1839 году встретился с Людвигом Грюнером, который стал советником принца по убранству Букингемского дворца. В новой отделке интерьеров прослеживается особый интерес принца Альберта к творчеству Рафаэля. Как сказано в путеводителе Букингемского дворца: "Сразу после завершения Бальный и Банкетный залы были самыми утонченными английскими образцами того стиля убранства, который Корнелий усовершенствовал в Мюнхене, а Лео фон Кленце использовал для дворцов Санкт-Петербурга. Они вывели Букингемский дворец в первые ряды по убранству в Англии. ... Интерьер дворца и более ранние проекты, выполненные для принца Альберта, сохранились до конца столетия".
В этом абзаце Корнелием обозвали Петера Йозефа фон Корнелиуса, немецкого художника, один из лидеров группы "Назарейцы", пытавшихся возродить стиль мастеров Средневековья и Раннего Ренессанса. А Лео фон Кленце, немецкий архитектор, художник и писатель, выдающийся представителем классицизма, основатель стиля неогрек, дворцы в Санкт-Петербурге вообще не строил. Его единственная работа в Питере: Новый Эрмитаж, первое в России здание, специально построенное для публичного художественного музея, здание величественное, особо знаменит портик с десятью гигантскими статуями атлантов.


Викторианский бальный зал 17 июня 1856 г. Второй бал в новом зале. Акварель Louis Haghe.
В дальнем конце зала королева сидит на троне.


Викторианский банкетный зал, детский маскарад 7 апреля 1859.
Акварель Eugenio Agneni.

Здесь http://www.liveinternet.ru/users/4968747/post296578029 собраны вместе акварели интерьеров Букингемского дворца времен королевы Виктории. Эти акварели входят в королевское собрание, их изображение размещены на сайте http://www.royalcollection.org.uk/collection, вот только чтобы их найти надо знать название картины или имя автора: Louis Haghe; Eugene-Louis Lami; Douglas Morison; James Roberts; James Stephanoff; Charles Wild; Eugenio Agneni.

Лондонская атмосфера, насыщенная угольной пылью и дымом, загрязняла здание дворца. Именно из-за воздействия смога король Эдуард VII решил провести косметический ремонт вскоре после своего восшествия на престол в 1901 году. Был проведен также капитальный ремонт систем отопления, вентиляции и электрического освещения.
В убранстве Парадного входа, Мраморного зала и Парадной лестницы С.X. Бессан из фирмы «Бертрам и Сын» заменил викторианские полихромные украшения на общераспространенную схему «белое с золотом», которая сохранилась до сегодняшнего дня. Сложнее было с заменой отделки Бального и Банкетного залов, не в последнюю очередь из-за того, что королева Александра считала викторианский проект Бального зала «просто совершенством». В итоге в 1906-1907 гг. ремонт проводили подрядчики из декораторских фирм «Уайт Эллом» и «Джексон и Ко.» без архитектурного проекта. Интерьер был упрощен и почти полностью перекрашен в вездесущие цвета: белый с золотым. Король Эдуард действовал несколько поспешо и ликвидировал много из того, что создали его родители. Позже действия короля сравнивали с тем, как если бы венгерский гусар внезапно ворвался в дом английского викария.


Но вместе с тем, Эдуард оказал поддержку и покровительство великому проекту общенационального мемориала - памятнику королеве Виктории.

В феврале 1901 года был учрежден комитет, который возглавил Реджинальд Бретт, виконт Ишер - секретарь Министерства общественных работ. Целью комитета было собрать средства со всех концов империи для завершения грандиозной аллеи для процессий. Она должна была связать Трафальгарскую площадь (изначально спроектированную Нэшем и позже завершенную Чарльзом Барри) с Букингемским дворцом и заканчиваться «великой архитектурной и живописной переменой» перед самим дворцом. Архитекторы Эрнест Джордж, сэр Эстон Уэбб, сэр Томас Дрю, доктор Роланд Андерсон и Томас Джексон были приглашены для подготовки проектов в сотрудничестве с единственным скульптором, Томасом Броком (1847-1922). Вся композиция, начиная с арки Адмиралтейства и заканчивая центральной скульптурной группой, - остается наиболее величественным примером градостроительной архитектуры Лондона. Ворота и колонны по периметру площади, средства на возведение которых поступили из Австралии, Канады и Южной Африки, стали церемониальными входами в Грин-Парк и Сент-Джеймсский парк. Они были украшены резными орнаментами с изображениями животных и достопримечательностей разных частей Британской империи работы Дервента Вуда, Генри Пеграма и Альфреда Друри. Сам Брок взял на себя скульптуры центральной композиции.


Королева изображена сидящей на троне.
На фото справа ангел правосудия, слева – ангел правды, не видно за колонной – ангел милосердия или материнства.

Скульптуры выполнены из каррарского мрамора. Надпись: Виктория, королева и императрица. Королева смотрит на улицу Мэлл (The Mall). Виктория – королева Соединённого Королевства Великобритании и Ирландии с 20 июня 1837 г., императрица Индии с 1 мая 1876 г.


Ангел правды.
Ангел держит зеркало и попирает змею ногой. Сидящая женщина ищет правду в рукописи, а херувим держит пальмовую ветвь.


Ангел правосудия, на сайте http://www.royalparks.org.uk назван ангелом милосердия charity.
Ангел в шлеме держит в руке меч и помогает плачущей женщине. Херувим держит сложенные весы правосудия.


Ангел милосердия или материнства. Поскольку крыльев нет, то, наверное, эта статуя просто символ материнства.


На вершине постамента стоит Победа (Виктория), с двумя сидящими фигурами Храбрости и Твердости.
Храбрость в шлеме держит палицу, Твердость – компас.

Центральный памятник охраняют восемь огромных бронзовых фигур: Прогресса и Мира, Промышленности и Сельского Хозяйства, Живописи и Архитектуры, Кораблестроения и Войны. Каждую группу сопровождал стоящий лев, моделями для которых послужили львы из лондонского зоопарка. К моменту церемонии открытия мемориала, состоявшейся 16 мая 1911 года, эти бронзовые скульптуры еще не были установлены. Статуи были окончательно установлены в 1924 году.


Промышленность.


Сельское хозяйство.


Мир.


Прогресс.


Архитектура и Живопись (Наука и Искусство).


Кораблестроение и Война (Военно-морские и Вооруженные силы).

Вокруг мемориала высаживают около 22500 цветов, включая герань, паучник, шалфей и фикус Бенджамина. Из года в год сохраняется порядок высаживания цветов в соответствии со сменой сезонов. Цветы высаживают 10 служащих в течение 2 недель.


Австралийские ворота, вход в Сент-Джейский парк.

 
Символы Австралии – кенгуру и виноградная лоза, овца-меринос и сноп.


Канадские ворота, вход в Грин парк.

 
Символы Канады – фрукты из рога изобилия и сноп, тюлень и сеть с рыбой.


Ворота южной и западной Африки, улица Мэлл.

 
Символы Африки – страус и фрукты (южной), леопард и маниока (западной).

С 1866 года мягкий канский камень, использованный Эдвардом Блором при отделке восточного крыла, вызывал беспокойство, а часовым часто приходилось скрываться в своих будках от падающих фрагментов кладки. Поскольку в фонде по возведению памятника королевы Виктории оставалось достаточно средств, то было решено переделать почерневший, осыпающийся фасад. В июне 1912 года, через год после коронации нового короля Георга V, Уэбб и Брок снова получили указание подготовить проекты, но с очень жесткими ограничениями. Средства позволяли произвести только изменения отделки фасада, поэтому любой новый проект должен был полностью сохранять пропорции и расположение оконных проемов первоначального фасада Блора, а центральный балкон не должен был быть укорочен. Генеральным подрядчиком работ стала фирма «Лесли и Ко.».

Брок изготовил королевский герб 8 метров в поперечнике для центрального фронтона. Остальные архитектурные украшения были выполнены Уильямом Сильвером Фритом (1850-1924). Работы на участке начались 5 августа и были завершены 7 ноября 1913 года. Король устроил ужин, чтобы отблагодарить пятьсот рабочих.
Будучи частью проекта памятника королеве Виктории, ограда внешнего двора была переустроена так, что осталось только двое ворот с южной и северной стороны. Вскоре после этого стало ясно, что для церемониальных целей все же необходимы центральные ворота, расположенные на одной оси со скульптурой мемориала и балконом дворца, и Уэбб спроектировал новую пару более высоких столбов для этой цели. В качестве окончательного элемента мемориала, у Бромсгроув Гилд в 1905 году были заказаны три пары величественных бронзовых ворот.
Во время Второй мировой войны была разрушена юго-западная оранжерея, галерея в северном конце восточного фасада, а также более 100 метров ограды внешнего двора. Ограда была восстановлена Бромсгроув Гилд, но сами здания невозможно было отрегментировать в течение нескольких лет, пока не подошла их очередь в выделении материалов и рабочей силы. Когда стало возможным выделить ресурсы для перестройки оранжереи герцог Эдинбургский предложил на ее месте построить "Галерею Королевы" для показа произведений искусства из королевского собрания. В 1962 году галерея открыла свои двери. К пятидесятилетнему юбилею правления королевы Галерея была перестроена и значительно расширена по новому проекту Джона Симпсона.


по четырем помещениям дворца (парадная лестица, тронный зал, голубая гостиная, белая гостиная)
на сайте британской монархии http://www.royal.gov.uk.

Щелкни, чтобы увеличить

Щелкни, чтобы увеличить


Посетитель входит в Букингемский дворец через Посольский вход.

Ионический портик спроектировал Эдуард Блор в 1831 году. Этот вход был предназначен для иностранных послов, прибывающих ко двору, а также членов правительства, дипломатов и военных, обладающих особой привилегией: правом доступа. Узкий проход внутри называется по-французски Entrée - право на вход. Его в 1924 году спроектировал сэр Чарльз Эллом. Из Entrée посетители через Нижний коридор попадают к Парадномоу входу. С площадки у входа виден внутренний квадратный двор. Видны флигели Нэша, облицованные батским камнем с фризами и капителями из коадского камня. Левый (северный) флигель отведен под службы лорда-гофмейстера и департамента личного секретаря, наверху – жилые помещения. В правом (южном) флигеле – службы маршала двора и королевского казначея, вверху – жилые помещения.


Парадный вход.

Парадный вход образует нижнюю часть двухъярусного портика, спроектированного Нэшем в центре здания. Именно к нему несколько раз в неделю прибывают в экипажах послы, которые в сопровождении маршала дипломатического корпуса представляются королеве при вступлении или оставлении своего поста в Лондоне. Гости королевы прибывают к этому входу для участия в приемах в саду или вечерних приемах.


Парадный вестибюль The Grand Hall.

В парадном вестибюле королева встречает глав государств и представляет старших придворных королевского двора в первый день государственного визита. Нэш создал впечатление гораздо большего и интересного пространства с помощью мраморных колонн, перемежающихся с маршами лестницы, что обеспечивает лучший обзор с трех сторон помещения. Сейчас в убранстве этого помещения преобладают белый, красный и золотой цвета - схема, которую ввел король Эдуард VII вскоре после своего восшествия на престол в 1901 году. При Нэше зал был более красочным благодаря использованию скальола (искусственного мрамора, изготовленный из цемента или штукатурки с добавлением мраморной крошки) в панелях, помещенных над позолоченными нишами в каждом углу. Как и мрамор для колонн, скальол был поставлен Джозефом Брауном, но вскоре материал начал трескаться, и уже в 1834 году панели пришлось перекрасить. Мраморные статуи в самих нишах были также установлены при короле Эдуарде VII, который приказал привезти их из Осборна - дома своих родителей на острове Уайт, после того, как дом стал национальным достоянием в 1902 году. Все четыре статуи были заказаны королевой Викторией и принцем Альбертом у художников, работающих в Риме: Ричард Джеймс Уайетт «Нимфа Дианы, несущая зайца», ок. 1850 г.; Густав Эдуард Вольф фон Хойер «Психея с лампой», 1851 г.; Пьетро Тенерани «Флора», 1848 г.; Уильям Тид Младший «Психея, оплакивающая гибель Амура», 1847 г.


Камин в парадном вестибюле.

Самый дорогой элемент Парадного вестибюля - это каминная полка, вырезанная скульптором Джозефом Тикстоном. Она стоила 1000 фунтов стерлингов, а проект был скопирован Нэшем с каминной полки, установленной во дворце Тюильри в Париже архитекторами Персье и Фонтейном. В оригинале над циферблатом находится бюст Зевса, но в Букингемском дворце это бюст Георга IV.
В общей сложности в Парадном вестибюле и прилегающем Мраморном зале было установлено 104 колонны. Каждая была выполнена из цельного блока мрамора, добытого в Раваччоне, недалеко от Каррары в Тоскане, под руководством каменотеса Джозефа Брауна, который с октября 1825 года целый год провел в каменоломнях; всего было добыто 2022 тонны мрамора. Еще 338 тонн мрамора было закуплено Брауном у торговцев в Лондоне. Капители колонн выполнены не из мрамора, их отлил из металла Сэмюэль Паркер.


Парадная лестница.

Парадная лестница Букингемского дворца невелика. Баллюстрады из позолоченной бронзы, поставленные Сэмюэлем Паркером в 1828-1829 гг., стоимостью 3900 фунтов стерлингов, продолжены в позолоченной отделке окружающих стен. Переход из относительной темноты парадного вестибюля к яркому свету лестницы помогает вызвать чувство восхищения и ожидания. Со всех сторон площадки видны гипсовые рельефы с группами амуров в витых люнетах, а на фризах внизу изображены четыре времени года. Они были изготовлены по проекту Томаса Стотарда - плодовитого художника. Создание рельефов было поручено его сыну - граверу А.Дж. Стотарду, не самому опытному мастеру. Группы в люнетах создал Фрэнсис Бернаскони.
Вверху по центру стоит уменьшенная копия статуи "Персей" Бенвенуто Челлини.


Лестница освещается естественным светом через невысокий стеклянный купол, гравировку панелей которого выполнила фирма Уэйнрайт.
Королева Виктория разместила на стенах в верхней части лестницы серию портретов своих ближайших родственников в полный рост, включая портреты бабушки и дедушки - Георга III и королевы Шарлотты, портреты родителей - герцога и герцогини Кентских, а также портрет своего предшественника на троне - её дяди Вильгельма IV и его жены королевы Аделаиды. Королева Виктория любила подобные композиции, и здесь портреты выступали в роли постоянной «цепочки встречающих» - кто бы ни поднимался по лестнице, он одновременно знакомился с королевской семьей.


Парадная лестница.

Картины (по часовой стрелке, начиная справа от двери на верхней площадке лестницы):
Сэр Томас Лоуренс, «Уильям, герцог Кларенс» (1765-1837, впоследствии Вильгельм IV), 1827 г.
Сэр Томас Лоуренс, «Принц Гeopr Кумберлендский» (1819-1878, впоследствии Георг V Ганноверский), в возрасте 9 лет, 1828 г.
Джордж Доу, «Принцесса Шарлотта Уэльская» (1796-1817), 1817 г; единственный ребенок Георга IV и королевы Каролины, в 1817 году Шарлотта вышла замуж за принца Леопольда.
Джордж Доу, «Принц Леопольд Сакс-Кобург-Саальфельд» (1790-1865, впоследствии Леопольд I Бельгийский), 1817 г.; дядя королевы Виктории и принца Альберта.
Сэр , «Королева Шарлотта» (1744-1818), 1796 г.; на заднем плане - Фрогмор-Хаус, расположенный на землях Виндзорского замка.

Королева Шарлотта


Парадная лестница.

Сэр Уильям Бичи, «Георг III», 1799-1800 гг.
Сэр Джордж Хейтер, «Виктория, герцогиня Кентская» (1786-1861), 1835 г.; мать королевы Виктории.
Сэр Дэвид Уилки, «Август, герцог Сассекский» (1773-1843), 1833 г., шестой сын Георга III.
Джордж Доу, «Эдуард, герцог Кентский» (1767-1820), 1818 г.; отец королевы Виктории, четвёртый сын короля Георга III, изображен губернатором Гибралтара.
Сэр Мартин Арчер Ши, «Королева Аделаида» (1792-1849), 1836 г.; супруга Вильгельма IV.

Георг III


Караульное помещение.

На верху лестницы двери из красного дерева с зеркалами ведут в небольшую комнату, изначально задуманную как приемная, но затем преобразованную в караульное помещение. Несмотря на свои небольшие размеры, это одно из наиболее удачных пространств работы Нэша во дворце. С апсидами, колоннами из каррарского мрамора и богато украшенным лепным потолком (работы Бернаскони), оно служит архитектурной увертюрой к ожидающему впереди великолепию. Богатое убранство дверей Нэша, украшенных орнаментами с мотивом короны в лучах солнца и дюжинами геральдических лилий из позолоченного металла, поставленных Паркером по цене 7 грошей (примерно 3 пенса) за штуку, присутствует во всех парадных покоях. Это же укращение было применено Пеннеторном в интерьере новых апартаментов в 1850-х гг., когда он попеременно использовал зеркальное и простое стекло, создавая впечатление бесконечной галереи.
Во дворцах, построенных в стиле барокко в конце семнадцатого века, таких как Хэмптон-Корт или Виндзор эпохи Карла II, караульное помещение неизменно располагалось наверху, являясь надежным барьером перед входом в расположенные за ним королевские покои. В Букингемском дворце эта комната имеет больше символическое значение, чем практическое, так как подобные формальности были уже в прошлом.
Благодаря потолку, состоящему из двадцати восьми плотно подогнанных гнутых и резных фонарей, вставленных в позолоченный гипсовый орнамент, создается впечатление, что находишься внутри огромной шкатулки с драгоценностями. Гипсовые рельефы с изображением Войны и Мира были выполнены по модели Джона Томаса. Две мраморные статуи королевы Виктории и принца Альберта были установлены здесь в 1849 году.


Зеленая гостиная.

В Зеленой гостиной Нэш разделил стены абстрактными пилястрами, украшенными лепной позолоченной сеткой с отдельно отлитыми и прикрепленными соцветиями. Пилястры поддерживают фриз из гирлянд и фестонов, украшенным геометрическими фигурами. Вся лепнина поставлялась лондонской фирмой «Джордж Джексон и сыновья», а Уильям Гроггон выложил по краю пола инкрустацию с повторяющимися патерами (круглым орнаментом) со вставками из падуба и атласного дерева. Единственные детали комнаты, добавленные после Нэша, - это высокие зеркала в резных, золоченых, украшенных орнаментами рамах, которые, вероятно, появились в 1830-х гг. Это помещение всегда было обито зеленым шелком. Первоначально это был так называемый «табинет», сорт поплина, сотканный в Ирландии в 1834 году по специальному указанию королевы Аделаиды - жены Вильгельма IV. Он был заменен в 1864 году, вместе с зелеными и золотыми шторами и балдахинами. В дальнейшем замены обивки происходили примерно каждые тридцать лет, с некоторыми изменениями рисунка.


Тронный зал.

Тронный зал - один из самых выразительных интерьеров Нэша в Букингемском дворце. Все сделано так, чтобы внимание концентрировалось на возвышении, где стоят троны.


Крылатый гений.

Балдахин и троны отделены от основного пространства зала портальной аркой, в которой два крылатых гения genii в человеческий рост, выполненные по модели Франсиса Бернаскони и отлитые из гипса, держат гирлянды с инициалами Георга IV. Стены разделены узкими гипсовыми полосами из дубовых листьев. Над проектом работали несколько фирм и мастеров. Бесчисленные отдельные гипсовые орнаменты - розетки, листья и гирлянды - были поставлены фирмой «Джордж Джексон и сыновья». В своде, расположенном на фоне косой решетки, находятся щиты с изображениями гербов королевств Англии, Шотландии, Ирландии и Ганновера, размещенных на королевском гербовом щите; а под и над щитами - ленты двух главных орденов королевства - ордена Подвязки и ордена Бани. Эта геральдическая работа из литого, расписанного и позолоченного гипса была выполнена фирмой «Буллок и Картер». Длинный гипсовый фриз выполнен по проекту Томаса Стотарда, модель в глине выполнил Эдуард Ходже Бэйли, после чего фриз был отлит и установлен по частям. На нем изображены эпизоды войны Алой и Белой розы, разделенные на четыре части.
Средневековый характер фризов и геральдическое великолепие над ними напоминают богатую, пышную церемонию коронации Георга IV в 1821 году, когда король и его двор проследовали в Вестминстерское аббатство в роскошных средневековых костюмах. Поскольку дворец оставался незавершенным к моменту смерти короля, то Георг IV так и не взошел на эту сцену. Поэтому на почетном месте у входа напротив трона, под охраной двух ангелов-хранителей, стоит гипсовый бюст его младшего брата, который унаследовал трон под именем Вильгельма IV в 1830 году. Дверные рамы были отделаны скальолом Уильямом Скроггоном по моделям Уильяма Питта. Королева Виктория была первым монархом, использовавшим Тронный зал. Современные драпировки из малинового шелка представляют собой возврат к первоначальному проекту зала: большую часть прошлого века стены были окрашены в цвет светлого камня. Многие предметы интерьера, использованные в этом зале, ранее располагались в Карлтон-Хаусе, в том числе резные и позолоченные орнаменты, выполненные ок. 1795 года, представляющие четыре времени года и расположенные по обе стороны от балдахина, которые, вероятно, были перенесены из тронного зала Карлтон-Хауса.

Фриз тронного зала.

Над входной дверью Беллона - богиня раздора - подталкивает враждующие стороны. У неё под ногами представлены две пары фигур, по словам Стотарда, «сын, узнающий во враге своего умирающего отца и умирающий сын, оплакиваемый отцом. Это я позаимствовал у Шекспира: слишком сильный и впечатляющий образ потерянного времени».
Над портальной аркой изображена Битва при Тьюксбери (1471 г.). Молодого принца Эдуарда, сына Генриха VI, стоящего в окружении офицеров, бьет в лицо Эдуард IV - это сигнал к его убийству герцогами Кларенсом и Глостером, в то время как солдаты уводят королеву Маргарет в лондонский Тауэр.

Напротив окон изображена Битва при Босуорт-Филд (1485 г.). Сэр Уильям Стэнли водружает на голову Генриха VII корону, которая венчала потерпевшего поражение Ричарда III. По обеим сторонам Стотард отразил два наиболее злодейских поступка Ричарда III: убийство принцев в Тауэре (справа) и ложное обвинение Гастингса (слева).

Над окнами изображена свадьба Генриха VII и Елизаветы Йоркской (дочери Эдуарда IV), которая привела к объединению домов Йорка и Ланкастера, символами которых служат белая и алая розы. Для контраста с фризом напротив Стотард поместил группы танцоров и «семью, живущую в мире и покое, отец наставляет своих сыновей, а мать дочерей в различных занятиях».

Стотард черпал вдохновение из шекспировских версий этих исторических событий. Он был одним из немногих знатоков древностей, стремясь соблюсти историческую точность при создании декораций и костюмов.


Картинная галерея.

Разместив эту огромную галерею в самом центре дворца, Нэш создал достойное и впечатляющее помещение для коллекции картин Гeopra IV большая часть которых с момента приобретения находилась практически постоянно в запасниках, просто из-за недостатка места в Карлтон-Хаусе.
Несмотря на выдающееся качество картин Гольбейна, Рембрандта, Рубенса, Каналетто и других художников, в этой галерее не предполагалось тихого благоговейного созерцания произведений искусства, которое царит в музеях. Нэш спланировал галерею на втором этаже, с тем чтобы она могла выступать в качестве основного помещения для приемов во дворце. Сегодня здесь проходят приемы на несколько сотен гостей, каждый из которых достиг особых высот в своей профессии или обществе, например, в спорте, искусстве, добровольной службе, промышленности и изобретениях. Галерея также время от времени используется для проведения банкетов в пользу благотворительных учреждений и организаций, находящихся под патронажем членов королевской семьи, а в течение года здесь собираются люди, удостоенные наград, перед тем как пройти в бальный зал на инвеституру.
В галерее использовано естественное освещение («верхний свет»), которое в начале девятнадцатого века считалось необходимым для созерцания картин. Первая экспозиция была спроектирована Уильямом Сегье, который при Георге IV служил смотрителем королевских картин и продолжал занимать эту должность в первые годы правления королевы Виктории.


К концу девятнадцатого века центральное остекление Блора начало протекать во время дождей, оно было заменено только в 1914-1915 гг. главным архитектором Министерства общественных работ Фрэнком Бейнсом. Был создан совершенно новый стеклянный потолок, расположенный на 60 см ниже предыдущего. Одновременно был добавлен карниз и гипсовый фриз с целью уменьшить площадь стен, а картины, все еще очень многочисленные, были повешены на более низком уровне, чем раньше. Дверные коробки были спроектированы Уильямом Питтом и отделаны гипсом и скальолом Уильямом Кроггоном. Во время переделки в 1915 году декоративные элементы вокруг дверных проёмов были отделаны панелями, украшенными резьбой в стиле семнадцатого века, выполненными X. X. Мартином из Челтенхема. При переделке были сглажены арочные своды и переставлены колонны на каждом конце галереи, а также был заменен паркетный пол. Современная схема отделки появилась в 1964 году.

Гобеленовый зал.

Зал шелковых гобеленов служит для связи парадных покоев Нэша с помещениями, пристроенными королевой Викторией в 1856 году. Единственное вышитое итальянское полотно семнадцатого века, которое находится в вестибюле картинной галереи, раньше висело в этом помещении вместе с тремя другими. И хотя после того, как в 1965 году было изменено убранство зала, все гобелены были перенесены, старое название сохранилось.


Восточная галерея.

Возведена на месте библиотек, которые архитектор Уильям Чамберс пристроил к Букингемскому дворцу в конце восемнадцатого века. Как только сын Георга III - Георг IV - передал все книги народу, эти прекрасные комнаты оказались лишними, и после реконструкции, проведенной Нэшем, осталась только одна из библиотек - Восьмиугольная. В проекте Восточной или «Променадной» галереи сэр Джеймс Пеннеторн использовал архитектурный стиль Нэша. Помимо копирования остекленных дверей Нэша из красного дерева и использования верхнего света, Пеннеторн использовал пятую мраморную каминную полку, выполненную по тому же проекту, что и каминные полки в картинной галерее, на этот раз с медальоном Рембрандта.

Банкетный зал.

Как только было решено построить новый бальный зал для королевы Виктории, возникла настоятельная необходимость создать комнату для ужина достаточного размера, чтобы обеспечить подачу напитков и закусок для нескольких сотен гостей одновременно. Проект этих двух помещений был подготовлен сэром Джеймсом Пеннеторном, и в конечном итоге для этой комнаты было выбрано помещение Восьмиугольной библиотеки Ieopra III, которая прежде там располагалась. Гипсовые барельефы над дверными коробками (две группы, представляющие Вакха и Флору, повторяются дважды) были оформлены Уильямом Тидом-младшим по проектам Джона Гибсона. На одной из мраморных каминных полок стоят бюсты Гeopra IV и Вильгельма IV (полка была создана Нэшем для использования в другом месте), а другая копия - современница комнаты и включает бюсты королевы Виктории и принца Альберта. Проект Пеннеторна предусматривал стол для ужинов длиной 41 метр П-образной формвы. Другой длинный стол собирались поставить в Восточной галерее для подачи чая и кофе на парадных балах.
В наши дни банкетный зал каждый год используется как бальный зал во время дипломатического приема королевы и рождественских танцев. Когда дворец открыт в течение августа и сентября, здесь установлена специальная экспозиция в рамках экскурсии по парадным апартаментам.


Бальный зал.

Впервые открытая в 1855 году, эта огромная комната, размеры которой составляют 14 м высоту, 34 м длину и 18 м в ширину, была залом для балов и концертов. Впервые зал использовали для бала 8 мая 1856 г. Во время инвеститур, банкетов и приемов на хорах сегодня располагается один из придворных домашних оркестров.
В другом конце комнаты гипсовые статуи, выполненные Уильямом Тидом, установлены на вершине триумфальной арки, между сфинксами и балдахином трона. Крылатые фигуры на верху арки изображают в символической форме Историю и Славу. Они поддерживают медальон с профилями королевы Виктории и принца Альберта. Тронный балдахин под ними был создан в 1916 году, с использованием тяжелых бархатных расшитых золотом занавесей из шамиана, сделанного для выхода короля Ieopra V и королевы Мэри в Дели на площади Дурбар в 1911 г. Существующие сегодня портьеры были поставлены лондонской фирмой «Хил и сыновья» в 1967 г. Первоначально сразу по завершении отделки Бального зала газовые люстры работы фирмы Ослер из Бирмингема были установлены в панелях потолка, а дополнительные газовые приборы были помещены позади окон на верхнем уровне. Теперешние люстры установлены в 1907 году.


Художественное оформление корпуса органа - все, что осталось от очень сложной схемы, изобретенной для зала принцем Альбертом и его советником по художественному оформлению Людвигом Грюнером. Существующее ныне белое и золотое художественное оформление было введено королем Эдуардом VII, который нанял архитектора Франка Верити и фирму-подрядчика Уайт Аллом для реконструкции комнаты, заказав гигантские рифленые ионические пилястры в 1904-1907 гг.


Принц Чарльз проводит награждение в 1986 г.

Каждый год Бальный зал является местом проведения двадцати церемоний награждения, когда награжденные, чьи фамилии публикуются в списках получивших почетные звания под Новый год и ко дню рождения королевы, получают знаки отличия из рук королевы (иногда от её имени их вручает принц Уэльский).
Образцы всех гражданских и военных знаков отличия выставлены для обозрения, когда дворец открыт в течение августа и сентября, вместе с одеждами старших орденов и мечом, который королева использует для посвящения в рыцари. Это был меч ее отца, короля Георга VI, офицера шотландских стрелков.
Вечером первого дня государственного визита, королева, сопровождаемая другими членами королевского семейства, дает прием в честь прибывшего с визитом главы государства в Бальном зале, во время которого 160 гостей сидят за длинным П-образным столом. Эти приемы, предусматривающие парадную форму одежды, - часть традиции королевского гостеприимства, которая столь же стара, как и монархия. Столы украшаются прекрасной серебряной позолоченной посудой из собрания королевы, а великолепное «ассорти» из чеканных тарелок, чашек и подсвечников размещается на длинных буфетах по каждой стороне комнаты.


Большой сервиз - позолоченный серебряный обеденный сервиз на 89 персон.
Изготовлен в 1811 г. для принца Уэльского, позднее Георга IV.

Западная галерея.

В Бальный зал есть два входа: дверь из Восточной галереи ведет в «нижний» конец Бального зала и является входом для публики или общим входом, в то время как дверь с того конца, где находится трон, ведет через комнаты по западной стороне в личные королевские апартаменты. На церемонии введения в должность королева и её свита вступают через Западную галерею, чтобы находиться на возвышении, но на государственных банкетах королева ведет основного гостя и других гостей в процессии через главные парадные апартаменты в Бальный зал через Восточную галерею.
Западная галерея (первоначально названная Галереей приближения) была спроектирована Пеннеторном для связи с парадными апартаментами работы Нэша и близка к ним по стилю. В люнеттах с обоих концов - гипсовые группы по модели Уильяма Тида: «Рождение Венеры» и «Фетида, несущая доспехи Ахилла».


Парадная столовая.

Большое преимущество комнат на западной стороне главного этажа - это вид на сад площадью 16 гектаров. Летними вечерами комнаты заливает солнечный свет, и свежий воздух заполняет их, часто неся аромат свежескошеннои травы и уникальное чувство «сельской жизни в городе» - rus in urbe (фраза, которая была вырезана на карнизе дома герцога Букингема на этом участке).
В медальонах на карнизе потолка видны инициалы Уильяма IV и королевы Виктории – это помещение, изначально спроектированное Нэшем, была завершено позднее других, после смерти Георга IV в 1830 году, когда постройка дворца была внезапно приостановлена.
Проект потолка выполнен Эдуардом Блором. Украшения, некоторые из которых были сделаны из позолоченного папье-маше фирмой CJ. Bielefeld, более свободны и красочны, чем у Нэша. Блор также спроектировал орнаменты над дверями, большие зеркала и ламбрекены и подходящие картинные рамы, поставленные Ponsonby and Co. вместе с портретами правителей ганноверской династии супругами, от Гeopra I до Георга IV. В их число не включена «непокорная королева», супруга Георга IV . Как и серия на парадной лестнице, настоящее размещение было идеей королевы Виктории.

Георга IV оставил свою супругу, Каролину Брауншвейгскую, ещё в 1796 году, через год после свадьбы. За Каролиной следили агенты короля, который искал повод для развода. Комиссию по расследованию поведения Каролины установила лишь неосторожность. После смерти свёкра в 1820 году при мощной общественной поддержке вернулась в Великобританию с целью короноваться вместе с Георгом (19 июля 1821 года), но это ей не было позволено, так как палата лордов приняла так и не утверждённый палатой общин закон об их разводе; менее чем через месяц потрясённая королева умерла (разумеется, ходили слухи, что супруг велел её отравить).
Ранняя смерть единственной законной дочери фактически оставила Георга без наследников. Так как все его многочисленные братья (кроме герцога Камберлендского, женатого с 1815 года, у которого, однако, ещё не было детей) были холостяками либо состояли в гражданских браках, а все сёстры были бездетны, то это ставило под угрозу существование династии. В 1817—1818 годах сразу несколько британских принцев спешно обзавелись жёнами благодаря обещанному монархом значительному финансовому поощрению тому, кто продолжит династию. Родившаяся в одном из этих браков дочь, принцесса Виктория Кентская, унаследовала британскую корону после смерти Георга и другого своего дяди, Вильгельма IV, в 1837 году.


Выставка в парадной столовой к 60-летнему юбилею правления Елизаветы II. Оформление стола на банкете 1953 г.


Голубая гостиная.

План Нэша включал две большие гостиные, тогда известные как Северная и Южная гостиные, расположенные по двум сторонам от центральной гостиной. Теперь эти комнаты известны соответственно как Белая и Голубая гостиные и Музыкальная комната. Голубая гостиная, расположенная дальше всех из трех этих гостиных от личных апартаментов, ранее являлась бальным залом дворца, перед тем, как Пеннеторн внес изменения в 1855-1856 гг. Вероятно, что эта комната ранее выглядела еще более впечатляющей. Тридцать колонн были выполнены Джозефом Брауном с отделкой из скальола, цвет которого по-разному описывали как «порфирный» и как «малиновый»: стены комнаты тогда были обиты алым шелком, а шторы и ламбрекены были из алого бархата. Колонны были выкрашены в 1860 году под оникс, что само по себе является шедевром тромплея (оптической иллюзии), а синие обои появились по указу Королевы Мэри.
Что имели ввиду авторы путеводителя по дворцу, рассуждая о шедевре иллюзии, не понятно. Тромплёй или обманка — это технический приём в искусстве, целью которого является создание оптической иллюзии того, что изображённый объект находится в трёхмерном пространстве, в то время как в действительности нарисован в двухмерной плоскости. Колонны ведь не нарисованы, а вполне себе объемны. Наверное авторы хотели отметить точную имитацию оникса.


Мраморная каминная полка с рельефно вырезанной листвой и классические мотивы приписываются Ричарду Уэстмакотту.


Стол великих полководцев. Table of the Grand Commanders. (1806-1812).

Этот круглый стол выполнен из твердого севрского фарфора в оправе из позолоченной бронзы. Верх украшен портретами Александра Великого и двенадцати других великих полководцев древности, расписан Луи-Бертеном Параном с имитацией старинных камей. Крепления из позолоченной бронзы выполнены Пьером-Филиппом Томиром. Стол был заказан Наполеоном в 1806 году, когда, как завоеватель всей Европы и недавно коронованный император, он был в апогее славы и видел себя современным Александром Великим. Стол не был закончен до 1812 года и оставался на Севрской фабрике до окончательного поражения Наполеона в 1815 году. Два года спустя стол был подарен Георгу IV, тогда все еще принцу-регенту, восстановленным на престоле французским королем Людовиком XVIII, в благодарность за победу союзников над Наполеоном.


Георг IV проинструктировал Лоуренса Thomas Lawrence, чтобы художник включил стол в парадный портрет короля.


Стол великих полководцев – у дальнего окна голубой гостиной.

На столе в центре изображен Alexander the Great. По кругу сверху направо: Pericles, Scipio Africanus, Pompey, Augustus, Septimus Severus, Constantine, Trajan, Caesar, Mithridates, Hannibal, Themistocles и Militiades.


Музыкальная комната.

Музыкальная комната находится в центре Западного фронтона, с видом на сад. Вдоль стен установлены шестнадцать колонн из скальола, расписанного под лазурит. На фризе здесь и в двух смежных гостиных видны оригинальные элементы «треугольник в гирлянде», которые могли быть заимствованы из масонских изображений. И Нэш, и его покровитель Георг IV были франкмасонами. Над фризом видны еще три гипсовых рельефа, изображающие младенцев, работы Уильяма Питта, олицетворяющие Прогресс Риторики. Рельефы изображают Красноречие (напротив окон), Удовольствие (над дверью в Голубую гостиную) и Гармонию.


Музыкальная комната иногда используется для частных концертов и играет более общую роль в процессе королевских приемов вместе с другими парадными апартаментами. Эта комната также используется для крещения членов королевской семьи. Троих старших детей королевы крестили здесь водой из реки Иордан.


Пол в Музыкальной комнате не менее внушителен, чем потолок, но в меньшей степени открыт для глаз. Это прекрасный пример паркета работы Томаса Седдона, партнера фирмы «Морель и Седдон», которая была создана, чтобы обставить мебелью Виндзорский замок, в то же самое время, когда строился Букингемскии дворец. Инкрустированный падубом, палисандром, древесиной харпуллии и атласного дерева, пол обошелся в 2187 фунтов стерлингов и 3 шиллинга. В своем свидетельстве перед парламентским комитетом по отбору подрядчиков для Букингемского дворца в 1831 году, Седдон гордо предсказал, что «через пятьдесят лет паркет останется в том же отличном состоянии что и теперь: при желании по нему можно возить вагоны».


Очистка главной люстры в музыкальной комнате.


Белая гостиная.

Для «Северной гостиной» Нэш приберег один из своих самых оригинальных проектов потолка. Как и в других местах, плоское «ложе» составлено из лучистых кругов, заключенных в прямоугольники, но свод полностью изменен в манере, которая напоминает некоторые из более ранних работ Нэша для Георга IV в Брайтонском павильоне. Скульптурно-художественное гипсовое оформление под сводом - работа Уильяма Питтса. Комнату обрамляют гигантские пилястры, архитектурный ордер которых полностью придумал Нэш, включая звезду ордена Подвязки и крылатый мотив, который также появляется на дверях во всех парадных комнатах. Пилястры были первоначально поставлены Джозефом Брауном в желтом скальоле (под сиенский мрамор), который впоследствии был закрашен, а комната была обита обоями из золотого и белого узорчатого дамаста.
В гостиной на северной стене висит большой портрет королевы Александры кисти Франсуа Фламенга Francois Flameng, 1908 г. Небольшая корона на голове королевы была изготовлена для королевы Виктории, которая ее носила в последние годы своего правления.
В виртуальном туре хорошо видно, что в трех десюдепортах (декоративная композиция, расположенная над дверью) гостиной находятся три картины.


Портрет леди - Питер Лели (Lely; собственно ван дер Фас, van der Faes), английский живописец, по происхождению голландец.


Портрет воина в латах с красной повязкой – Антони ван Дейк Anthony van Dyck.
Во дворце – копия, выполненная художником школы ван Дейка, подлинник – в Галерее старых мастеров в Дрездене (или просто Дрезденская галерея).


Портрет Фенелона - Жозеф Вивьен Joseph Vivien, «Ван Дейк пастели».

Копия неизвестного художника, по сообщению http://www.royalcollection.org.uk ранее приписывалась Гиацинту (Иасенту) Риго, подлинник – в Старой пинакотеке в Мюнхене. Франсуа Фенелон (де Салиньяк, маркиз де ля Мот Фенелон, 1651 — 1715) — французский священнослужитель, писатель, педагог, богослов. Автор знаменитого романа «Приключения Телемака» — литературного бестселлера XVIII-XIX веков.

В каждом конце комнаты в стену под высокими зеркалами встроены по две пары облицованных черным деревом шкафчиков с позолоченными бронзовыми креплениями. Они были сделаны во Франции, возможно, Адамом Вейсвейлером, и включают панели с флорентийской мозаикой. Шкафчики получили расширенное использование, к ним были добавлены боковые полки, и один из них (в северо-западном углу) был встроен в скрытую дверь. Когда дверь открывается, то и зеркало и шкафчик двигаются вместе, давая членам королевской семьи возможность входить и выходить незамеченными из парадных комнат в личные апартаменты, расположенные за стеной. Именно здесь гостей представляют королеве в ходе многих приемов, проводимых в парадных комнатах в течение года.

Приемная.

Приемная была создана Эдуардом Блором, чтобы связать личные и парадные апартаменты; в ней есть двери, ведущие в Картинную галерею, Тронный зал и Королевский кабинет - приемную комнату, которая ведет в Белую гостиную. Низкий потолок позволил разместить оркестровую комнату в пространстве вверху, с балконом, выходящим на Картинную галерею.


Министерская лестница.

Эта вспомогательная лестница была также введена Блором, обеспечивая альтернативный доступ и в личные и в парадные апартаменты. Строгая экономия, введенная после завершения строительства дворца после смерти Георга IV очевидна, если посмотреть на балюстраду из позолоченного свинца (а не позолоченной бронзы, как на парадной лестнице). Стена напротив лестничной площадки первоначально освещалась из высокого окна, в котором в конце царствования королевы Виктории находился мемориальный витраж в память принца Альберта Виктора, герцога Кларенса и Авондейла, старшего сына Альберта Эдуарда, принца Уэльского, который умер в 1892 году.


Мраморный зал.

Мраморный зал расположен непосредственно под Картинной галереей и первоначально был спланирован для выставок скульптуры. Хотя этот зал, со впечатляющими колоннами работы Джозефа Брауна и полом из цветного мрамора, и соответствовал своему предназначению, но там был один серьезный недостаток, а именно - недостаток дневного света. Дневной свет считался не менее важным для созерцания скульптуры, чем для созерцания картин, и Антонио Канова был среди самых ярых сторонников такого условия для выставления своих собственных работ, три из которых находятся здесь. Массивные мраморные группы и две морские нимфы работы Эмиля Вулфа и Карла Штейнхойзера в девятнадцатом столетии были размещены в Картинной галерее и в Зале шелковых гобеленов. Их постаменты из английского алебастра и синего химеттского мрамора, были разработаны Франком Бэйнсом для этих комнат в 1915 г. Остальные скульптуры, которые теперь находятся в Мраморном зале, являются дальнейшими примерами известного собрания, заказанного королевой Викторией и принцем Альбертом у скульпторов, работавших в Риме. Как и те, что находятся в парадном вестибюле, они были перевезены сюда из Осборна по приказу короля Эдуарда VII после 1902 года.
Кроме колонн, пола и двух мраморных каминных полок (которые были перевезены из Карлтон-Хауса), художественное оформление Мраморного зала также в основном было делом короля Эдуарда VII и его декораторов, фирмы «С. Н. Bessant». В ходе этого процесса фестоны из позолоченного дерева и подвески с фруктами и цветами были перенесены сюда из восточного крыла.


Аудиенц-зал.

Эта большая комната была первоначально задумана как библиотека, поскольку находилась в центре анфилады комнат первого этажа, служивших личными апартаментами Георга IV. Когда дворец был занят королевой Викторией, эти апартаменты были переделаны в гостиные для вновь реорганизованного двора Её Величества. Аудиенц-зал был отремонтирован в 1853 г. (дата указана на штукатурке потолка), когда это помещение использовалось для крещения младшего сына королевы Виктории, принца Леопольда. В том же году королева Виктория вывесила еще один цикл своих любимых «династических» портретов; в овальных позолоченных рамах представлены портреты европейских королевских семей, имеющих отношение к королеве Виктории, включая бельгийскую королевскую семью и дом Ганновера. Две черные мраморные каминные полки в оправе из позолоченной бронзы первоначально были поставлены Б.Л.Вуллиами для дома на Гровенор-сквер в Лондоне и были впоследствии перемещены в замок Кастл-Райзинг в Норфолке. Они были куплены королевой Мэри и установлены здесь в 1925 году под руководством сэра Чарльза Аллома.


Западный фасад.

Простираясь более чем на 73 метра в длину, фасад, выходящий в сад, остается в некоторой степени «частным» фасадом дворца, хотя он и давно служит фоном для королевских приемов на открытом воздухе, а начиная с 1993 года является частью маршрута для посетителей. Фасад остался преимущественно таким, каким его спроектировал Нэш. К более поздним периодам относятся центральный полукупол и поднятый фронтон, представляющие собой результат изменения Эдуардом Блором купола Нэша, и массивный блок бального зала Пеннеторна в правом (южном) конце. Центральный эркер, который Нэш, должно быть, планировал по типу французских сооружений восемнадцатого века, таких как отель де Салм Пьера Руссо, изначально поддерживал шесть фигур из «искусственного камня», представляющих Добродетели, выполненных Ж.К.Ф.Росси в 1836 году, с четырьмя военными трофеями. Как и статуи, стоявшие на парапете Восточного крыла, эти фигуры также были сняты в 1960-ые годы из соображений безопасности. Эскизы рельефных изображений на верхних стенах по каждой стороне эркера были созданы Джоном Флаксманом. а изваял их сэр Ричард Уэстмакотт из мальтийского камня. Они представляют сцены из жизни Альфреда Великого и были завершены в 1831 году. Рельефное изображение из портлендского камня на уровне фронтона также было выполнено Уэстмакоттом. Оно сформировано из двух отдельных рельефных изображений, изначально находившихся на Мраморной арке.
Вдоль балюстрады террасы расположены двенадцать больших ваз. Эскизы шести колоколообразных ваз были созданы Томасом Гримсли в 1829 году и выполнены из «искусственного камня» Уильямом Кроггоном. Шесть овальных урн были выполнены преемником Кроггона по бизнесу, Дж. М. Блашфильдом, и, вероятно, датируются 1830-ыми годами. Храмовый фасад, которым завершается проход в южном конце, был спланирован Джоном Симпсоном как часть перестройки Галереи Королевы в 2002 году. Его форма навеяна формой Храма Изиды в Помпеях.

Сад.

Сад, простирающийся на 16 гектаров, является частью необычайно обширной и разнообразной зеленой зоны в сердце Лондона, состоящего из Сент-Джеймсского парка на востоке и Грин-парка на севере. Это - напоминание о том, что Букингем-Хаус, который Гeopr III приобрел в 1762 году, лежал прямо на краю центра Вестминстера. Сегодня сад обеспечивает среду обитания для сотен разновидностей растений и животных. Нэш, который был очень заинтересован разработкой проекта Риджентс-парка и Сент-Джеймсского парка, подготовил первый проект нового дворцового сада приблизительно в 1825 году, но никаких организованных работ предпринято не было вплоть до его снятия с должности в 1831 году. Человеком, которому поручили завершить эту работу, стал Уильям Таунсенд Эйтон (1766-1849), состоявший на службе у Гeopra IV много лет и отвечавший за королевские сады в Кью, Карлтон-Хаусе и Брайтоне. В 1827 году он был назначен «управляющим садов Его Величества». Именно Эйтон создал озеро и насыпь, высокий искусственный берег на южной стороне, который закрывает вид на сад от Королевских Конюшен (Royal Mews) Mews в переводе с английского клетки, куда сажают соколов и ястребов на период линьки. В современных конюшнях ранее содержали охотничьих птиц, отсюда такое название.
Сегодня сад - это место королевских приемов на открытом воздухе, пять из которых обычно проводятся в июле, каждый для приблизительно восьми тысяч гостей. В 2002 году каждый из двух концертов в честь Золотого юбилея королевы посетили двенадцать тысяч человек. На одном из них исполнялась классическая музыка, а на другом поп-музыка; концерты прошли в беспрецедентной атмосфере непринужденности и праздника. В остальное время года обширные лужайки служат посадочной площадкой для вертолета королевы. В конце июля каждый год там быстро устанавливаются палатки для подачи чая и других напитков и временная эстрада для использования посетителями дворца. От них маршрут ведет вдоль южной стороны сада, до поворота на дальней стороне озера к выходу на Гроувернор-гейт.


План жилых покоев Букингемского дворца.


Центральная комната с выходом на балкон.


Официальная фотография к бриллиантовому юбилею, центральная комната.


Китайская столовая.


Желтая гостиная.
Здесь в 2006 году снимали фильм о том, как художник Rolf Harris рисовал портрет королевы.


Желтая гостиная.


Желтая гостиная.


Приемная, расположена рядом с кабинетом королевы.


Здесь каждую неделю королева встречается с премьер-министром.


Бельгийские покои, гостиная.

Главы государств занимают бельгийские покои the Belgian suite, расположенные рядом с министерской лестницей в северной части первого этажа, выходящего в сад. Покои имеют выход в сад и в бассейн. Впервые эти комнаты были отделаны для Леопольда I, первого короля Бельгии. Леопольд был дядей принца Альберта. Между прочим портрет Леопольда находится в Военной галерее Зимнего дворца, поскольку, находясь на русской службе, он участвовал в войне с Наполеоном. Покои состоят из гостиной и двух спален, у каждой спальни своя ванная. В бельгийских покоях провели свою первую брачную ночь принц Уильям и Кейт. Ну и, естессно, во время своего визита здесь жил президент Путин.


Бельгийские покои, гостиная.


Бельгийские покои, орлеанская спальня.


Бельгийские покои, орлеанская спальня.


Бельгийские покои, орлеанская спальня.


Бельгийские покои, испанская комната.


Бельгийские покои, испанская комната.

Рядом с аудиенц-залом, в южной части первого этажа находится зала 1844 года, зала 1855 года, комната в стиле эпохи Регентства the Regency Room (английский ампир кон. 18-нач. 19 в.). Зала 1844 года названа по году государственного визита русского царя Николая I, а 1855 – по году визита французского императора Наполеона III. В 1844 г. Николай хотел произвести зондирование почвы для возможного соглашения с Англией на случай полюбовного раздела Оттоманской империи, этого "умирающего человека Европы". Принимая русского императора, королева, аристократия, двор, высшая буржуазия соперничали в любезностях и в лести. Глава кабинета Роберт Пиль и статс-секретарь лорд Эбердин источали мед из уст своих. Боясь усиления России на Балканах и стремясь вытеснить Россию с черноморского побережья Кавказа и из Закавказья, Англия пошла на союз с наполеоновской Францией, и в 1855 году, во время Крымской войны, с помпой уже принимали Наполеона III. Вот такие вот гримасы истории.


Зала 1844 года.


Зала 1855 года.


Комната в стиле эпохи Регентства.


Комната в стиле эпохи Регентства.


Комната в стиле эпохи Регентства.


Кухня дворца.


Винный погреб дворца.

В заключение о собственном впечатлении после экскурсии по Букингемскому дворцу. Вышла со странным чувством, которое никак не могла определить словами. В конце конце нашлось очень точное определение: а дворец-то захудалый. Ни имперской силы и мощи, ни стильности и гармоничности. Так, какая-то окрошка.



Интерьер букингемского дворца фото

Интерьер букингемского дворца фото



Понравиласть статья? Жми лайк или расскажи своим друзьям!




выбрать фон